Меню

ИСТЕРИКА, ШЕВЧЕНКО И НАОМА

Текст Софии Бергинер (Киев) об Академии (НАОМА), педагогах и сокурсницах. 

 

Я забрала документы во время последней сессии, проучившись почти полных 4 курса в Киевской Академии искусств на искусствоведа. В этом образовательном ток-шоу, дойдя почти до финала, я надеялась, в итоге — будет хоть что-то хорошее. Обещанная хрустальная сова (диплом) или свидание с холостяком (его написание) или хотя бы роза, но получила нервный срыв, сильную потерю в весе и печальный, поучительный опыт.

 

НАОМА, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Что, не уникальная ситуация для этого факультета?

Одна из одногруппниц, которая перевелась к нам из Питерской Академии искусств на 3-ем курсе, говорила, что у российских искусствоведов примерная статистика: 60% не доходят до диплома.

В моей группе вышло также. Из первоначальных 11-ти девочек ушло 6, включая меня.

 

Студия Святослава Брахнова, 2016

 

Поступила, готовясь 4 дня к ЗНО, спустя 6 лет после школы и две недели к вступительным. Не проверив температуру водички и глубину, я смело прыгнула. Но проучившись полгода, уже поняла, что у меня новое увлечение — почти ежедневно реветь после пар.

 

НАОМА, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Когда я взяла академ-отпуск со справкой из психиатрии, это вопросов не вызвало. Нервный срыв открыл мне глаза. Он показал, каким будет  наиболее вероятный сценарий моего будущего, если я не изменюсь.

 

НАОМА, 2018. Фото Софии Бергинер

 

А дальше пошли дела из укромного списка моего идиотизма, где вы сейчас тоже покрутите пальцем у виска. Одним из заданий в списке было сделать презентацию про Тараса Григоровича Шевченко, как он повлиял на европейский романтизм (!). Тут у меня просто истерика началась.

 

Из цикла «Электричка». Фото Софии Бергинер

 

Я усидчиво просидела сутки над чтением, но эмоционально просто не смогла это сделать. Какое-то дичайшее сопротивление. Мне тяжело писать и изучать то, во что я не верю. И все небесные серафимы знают, я люблю писать то, что думаю.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

«Добрый день, уважаемая… Вас беспокоит ученица из группы ФТИМ 4-го курса, где вы преподавали в прошлом семестре… Я брала академ-отпуск по состоянию здоровья и теперь мне необходимо пересдать. Можно попросить у вас задания, которые позволили бы закрыть прошлую сессию? С уважением, София такая-то». 

Я зажмурилась, отправила и разревелась. Я не могла понять, что меня так расстраивало.

 

Из цикла «Электричка». Фото Софии Бергинер

До этого я приехала в Академию, поговорить со своей руководительницей диплома.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Мне утвердили тему, которая для меня очень интересна. Руководитель, прочитав мои заметки, сказала «на эту тему уже все написано, за последнее десятилетие в украинской фотографии ничего не произошло». ЧТО?! Комментировать не буду.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Хлебнув далеко не впервой такое отношение, я сразу уловила всю перспективу. Я прекрасно знаю о себе, что не справляюсь, когда на долгой дистанции стоит задача делать то, в чем я вообще не вижу смысла, а именно: рерайт мертвых людей 14 кеглем и вся эта е**ная дичь с этим алфавитным порядком, который отвлекает меня от ритма текста и стопорит ход мысли.

 

НАОМА, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Ладно бы это был ложка дегтя в бочке меда. Но это был облом единственной хорошей перспективы, которую я себе представила: вот, погружусь в любимую тему, договорилась с Виктором Марущенко благодаря Нате Катериненко, наперед составила список библиотек, с кем возьму интервью. Но поменять руководителя нельзя, потому что она, якобы, единственный специалист в ВУЗе! Который не в курсе про ярмарку Paris Photo, скажем так. И она к моей теме относится только тем, что руководила подобными темами дипломов. Я бы может и могла написать диплом без ее участия вообще, но fuck off, это был уже перебор на общем фоне.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Год назад я уже получила самый низкий балл в группе за курсовую, ради которой я прочла выпуски за 10 лет журнала “Образотворче мистецтво” и объяснила, как Союз Художников застопорил процесс развития современного искусства в Украине путем приватизации площадок и производства рандомных выставок в огромном количестве.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Потом меня добила ссора с одногруппницами, одна из которых сказала: “С тобой никто не хочет дружить, потому что ты нытик. Между нами деловые отношения, что предполагает равнодушие друг к другу”, после чего меня дружно поклевали, и никто не заступился. Эта же одногруппница живет в маске феминистки и гражданской активистки, которая, кажется, не слышала об идее сестринства между женщинами и понятии эмпатии.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Ожидание:  преподаватели должны интересоваться успешностью выполнения своей работы, должны беспокоиться о том, понятен ли их предмет, речь и т.д.

Разочарование: на многих теоретических специальностях работают ради статуса, финансовой поддержки или возможности проводить свои исследования. Редкие птицы прилетают сеять знания, и мы не жалеем сил выражать им свою любовь. Но ничуть не менее редкий птенец готов проводить часов по шесть, слушая монотонные лекции без пауз и интонаций в адски холодном неотапливаемом помещении.

 

ДВРЗ, Киев, 2018. Фото Софии Бергинер

 

Вывод: на совсем невыносимых парах лучше больше прочесть, чем их высиживать, но можно  больше высидеть, если нет готовности много прочесть. В конечном счете я признательна, что знаю учебную программу схематично и зрительно — пусть и через все стадии скуки и тоски. Впереди еще вся жизнь, и можно спокойно почитывать условного Виппера, если нужно.

 

Татарка, Киев, 2017. Фото Софии Бергинер

 

Ожидание: искусствовед — это арт-критик, в первую очередь, он пишет тексты.

Разочарование: в НАОМА, искусствовед — это преподаватель истории, который, в идеале, пишет в стиле реферата. Получить знания в истории искусства — это, безусловно, главная цель обучения. Но считаю, что программа однобокая, устаревшая и рассчитана на один правильный вариант студента — под шаблончик. Люди разные, не все хотят отвечать на семинаре именно в форме крика «Я ПЕРВАЯ ОТВЕЧАЮ!». Открыта к диалогу, если вы возражаете. С точки зрения исторического факультета — наверное, все нормально. Хорошо бы прибить где-то табличку для абитуриентов, на что будет весь упор – на воспроизведение прочитанного. Я вот, на арт-менеджера поступила. Разница с искусствоведами была в двух парах — менеджмент и законодательство. Менеджмент был забавный. Остальное — тоже.

 

Из цикла «Электричка». Фото Софии Бергинер

 

Результат: да никакого результата, сейчас это обычная постсоветская школа, на которую хочется махнуть рукой и пожелать всего хорошего.

 

 

София Бергинер

бачите помилку, пишіть сюди