Меню

ПЛАТФОРМА КУРАТОРСКИХ ПРОЕКТОВ

ПЛАТФОРМА КУРАТОРСКИХ ПРОЕКТОВ

С 3 по 21 сентября 2014 в Запорожской области на полуострове Бирючий пройдет Международный симпозиум современного искусства «Бирючий 014». Организатор симпозиума Геннадий Козуб (Запорожье) рассказал о нем.

Геннадий Козуб. Начиналось все с места – с полуострова Бирючий. Именно там возникла идея проведения симпозиума. В 2006 году в выставочном зале Союза художников в Запорожье, мы сделали выставку современного искусства, на которую художники привезли по 1-2 работы. После выставки мы всех участников проекта увезли на пленер на Бирючий. Работы, созданные в тот год на острове, вошли в каталог, а на следующий год мы их показывали снова на выставке в выставочном зале Запорожской торгово-промышленной палаты. Такой формат держался еще пару сезонов. В первый заезд участвовало десять художников, но в последние годы количество выросло до пятидесяти, а в этот раз на Бирючем будет работать шестьдесят пять художников. В связи с увеличением числа участников мы отказались от выставок, предшествующих симпозиуму, а стали их делать прямо на острове в конце заезда, и как результат – издание каталога с работами.

МіТЄЦ. Геннадий, вы как-то сказали, что первые пленеры и все, что было связано с «Бирючим», вы делали для души, особо не задумываясь о резонансе в социуме. Я сейчас листаю первый каталог «Бирючего» и этот момент искренности и душевности в нем очень ощущается. Не кажется ли вам, что ситуация сегодня изменилась, факт бессеребрянничества в работе ушел из творчества большинства современных художников?

Степан Рябченко. Проект скульптуры для о. Бирючий. 2013 г.

Г.К. На «Бирючем» душевность есть. Наш симпозиум – это лаборатория. Никто никого не заставляет творить, создавать конъюнктуру, соответствующую тенденциям рынка. Мы готовы к тому, что у художника может что-то не получиться. Это метод проб и ошибок. Когда художников много, возникает момент здоровой конкуренции, и естественно, он подхлестывает их создавать нечто неординарное, классное.

М. Но я говорю не столько о «Бирючем», а в целом об отношении художника к процессу создания работ. В 2006 году в работах художников чувствуется элемент нежности, трепетности по отношению к сути работы, а в поздних каталогах возникает ощущение, что арт-рынок отформатировал многих под свои запросы.

Г.К. Время действительно изменилось. Раньше была видна перспектива жизни, была надежда. Искусство развивалось, появлялось что-то новое. Сейчас внешние факторы воздействуют на художника так, что он не может не думать о продажах, также как и не может обойти острые темы современности. Поэтому кажется, что искусство стало грубее, но художники только лишь отражают нашу действительность.

М: Но именно в это тяжелое для всех военное время им приходится переосмысливать свое отношение к жизни. В некоторых работах даже признанных мастеров появилась новые качества, в каком-то смысле – поиск новой искренности.

Г.К. Отчасти это так. Сегодня не до декораций, и художник, как человек тонко реагирующий на действительность, не может находиться от нее в изоляции. Он в творчестве становится пожестче, пооткрытей, поконкретней.

М. Можно ли на примере симпозиума Бирючий проанализировать, что произошло с отечественным арт-миром за последнее десятилетие?

Г.К. Когда «Бирючий» организовывался, огромную роль играло само место. Это была приобретенная база отдыха моих друзей, которые старались организовать место, где люди могли безмятежно отдыхать, вкусно и качественно питаться в кафе и ресторанах. Мы приехали весной 2006 с Владимиром Гуличем в гости к Николаю Алексеевичу Барзиону, собственнику базы отдыха. Володя предложил в этом месте провести симпозиум. Осенью мы пригласили знакомых художников, в основном из Запорожья, а также Сергея Браткова из Москвы и Васю Антонюка из Харькова. И это были отдых и работа одновременно. Когда начался следующий сезон, мы пришли к выводу, что эту тему надо продолжать, так как, судя по отзывам, вещь получилась хорошая. На второй симпозиум подтянулось больше людей, были французы, немцы, пленер начал обретать международных характер. Но делали мы все не спеша, не рассчитывая и не думая о резонансе и важности нашего начинания. Со временем пришло осознание того, получается уникальный продукт. К нам стали приезжать искусствоведы, художники и все говорили о том, что тему «Бирючего» надо развивать. В 2011 году мы презентовали симпозиум большой выставкой в Киеве в Институте проблем современного искусства, где показали работы, созданные в предыдущие годы. Сейчас к «Бирючему» стали проявлять интерес европейские институции, западные искусствоведы, художники. Мы развиваемся, не спеша делаем нужное дело. Не спеша, потому что наши возможности ограничены финансово, а культура на уровне государства в нашей стране поддерживается слабо. Основная миссия на сегодняшний день – это привлечение частных инвестиций и создание места, где прогрессивные люди могли бы общаться, обмениваться мнением, не теряться в заботах глобальной городской среды. Это требования времени, характерное не только «Бирючему», но ситуации в целом.

М. Вы лично вкладываете в этот проект силы и финансы. Зачем вам это нужно?

Г.К. Мы сейчас проводим «Бирючий» фактически месяц, но это самое лучшее время моей жизни, потому что я общаюсь с нормальными людьми, и это очень важно. Когда приезжаешь с острова в город, часто приходиться сталкивается с людьми, с которыми не хотелось бы встречаться. Этот негатив накапливается со временем и оставляет осадок. В тот месяц, который я провожу с художниками, я получаю колоссальный заряд энергии и сил, чтобы с этим негативом справляться. Это оазис общения. Очень интересно наблюдать за процессом, когда собираются люди и из ничего получается качественный продукт. Это как волшебство, ведь холст может взять каждый, но сделать из него произведение искусства – единицы. Интересно также приобщать к этому процессу людей, не знакомых с современным искусством и наблюдать, как они меняют свое отношение к нему, становятся более интересными, увлекаются коллекционированием, начинают интересоваться украинскими и зарубежными современными художниками.

Часто люди ожидают от подобных проектов, как от бизнеса отдачи, и если они не окупаются в течении короткого промежутка времени, им это становится не интересно. Симпозиум «Бирючий» – долгоиграющий проект. Здесь сложно говорить о быстрых результатах. Но если в начале нам было тяжело наращивать обороты, то сейчас более активно подтягиваться спонсоры, и благодаря им симпозиум разрастается. Мы его делаем сейчас, и если завтра станет совсем туго, мы все равно не остановимся, соберем не шестьдесят пять участников, а пять и будем его проводить.

М. Подобный проект вообще может окупаться? Есть ли схемы его раскрутки в качестве финансовой привлекательности?

Г.К. Есть частные лица, компании, которые готовы выделить материальные средства на проведение симпозиума. Составляется смета. Из нее ясно, сколько средств нужно вложить в материалы, приезд участников, расселение, питание, программы, полиграфию, транспорт и т.д. Для меня важно выходить хотя бы в ноль. На выходе мы получаем каталоги, музыкальные диски, приятное общение, новые знакомства, работы художников, которые можно экспонировать на выставках. Часть из них уходит спонсорам, и таким образом эти люди тоже приобщаются к современному искусству. Много работ остается на острове.

Проекты, связанные с искусством, всегда жили за счет меценатства и спонсорства и ждать, что они будут приносить прибыль – бессмысленно. Но, с другой стороны, в начале у нас была база отдыха с инфраструктурой. Симпозиум возник в качестве создания информационного повода для раскрутки этого места. О «Бирючем» пишут в «Корреспонденте», «Фокусе», в журналах об искусстве, на разных интернет-ресурсах, репортажи показывают центральные телеканалы, идет косвенная реклама самому острову, курорту Кирилловка, Запорожью, Азовскому морю в целом. Мы популяризировали весь регион. Вокруг симпозиума возникло большое объединение людей – коллекционеров, меценатов, художников, искусствоведов.

Назар Билык. Медведица. Остров. 2013 г.

М. Как художнику попасть на Бирючий?

Г.К. Просто нужно написать письмо на сайт «Бирючего», также можно написать мне или кураторам, которые собирают художников для своих проектов. Также молодые художники могут записаться в волонтеры и иметь шанс познакомиться с мэтрами, пообщаться с ними, поработать рядом. Волонтеры помогают на кухне, организовывают презентации, участвуют в создании работ художников, собирают фото-, видео-материал, выставляют информацию в интернет. Работы хватает. Это живое общение, где есть возможность заявить о себе, показать работы, сделать собственную презентацию, найти контакты.

М. Получается, «Бирючий» сталкивает художников разных направлений, заставляет общаться тех, кто в городской среде не всегда готов на диалог.

Г.К. В художественной среде есть определенная клановость, но на Бирючем все, не зависимо от пристрастий, три раза в день обязаны прийти в «Бирюк-бар», сесть за один стол, а вечером на презентации проектов – общаться. Здесь можно друг к другу в гости ходить, а не ездить.

М. Обязан ли художник за участие оставлять работы организаторам?

Г.К. Традиционно – это две работы. Но это условно. Кто-то оставляет одну, кто-то пять, кто-то вообще ничего, потому что сложно сохранить инсталляцию, которая со временем уничтожается ветром и водой. В этом году у нас ребята готовят проект, который в конце будет сжигаться. Есть вещи, которые привязаны к месту – стрит-арт, огромные расписанные объекты. Но в целом, художники сами стараются что-то оставить для выставок, так как мы развиваемся и пытаемся выходить на зарубежные площадки.

В этом году к нам приезжают итальянцы, а в ноябре к ним на месяц в резиденцию поедет три украинца. Это будут те художники, которых мы отберем по итогу симпозиума. Итальянские представители хотят сотрудничать с нами и в отношении выставок. Украине не помешает выставка в хорошем выставочном зале в Турине. Поэтому мы начинаем практиковать в этом году несколько разномасштабных кураторских проектов, чтобы их в последствии можно было выставлять как вместе так и автономно.

Записал МіТЄЦ

бачите помилку, пишіть сюди
Поділитися сторінкою