EN RU

НОВЫЙ БЫСТРЫЙ МИР

НОВЫЙ БЫСТРЫЙ МИР

Текст Ильи Романенко (Киев).

 

Ключевые слова: #гибридная_реальность #мультимедиум #бог #идол #ускорение #2k21 #всевовсем #социальные_сети #новые_медиа

Мы — лайв-шоу, всё вокруг — лайв-шоу: искусство, интертеймент, бизнес, политика, — все непрерывно находится в прямом эфире. Мы — сахарная вата и машины для сахарной ваты.

#live и ускорение

Мы — лайв-шоу, всё вокруг — лайв-шоу: искусство, интертеймент, бизнес, политика, — все непрерывно находится в прямом эфире. Мы — сахарная вата и машины для сахарной ваты. С новым идолом — бюстом Кендалл Дженнер на пике. Трансляция повседневности в социальных сетях — вопрос не выбора, а выживания. В 2к21 уже нет речи о том, что публичность доступна каждому. Скорее не публичности не существует. Социальные сети ставят нас в позицию: либо производство контента — либо невидимость и периферия. Я полгода не вел Фейсбук и обо мне все забыли. Теперь каждый — участник и зритель Big Brother/За стеклом. У кого меньше фолловеров тот выбывает.

Все стремится к ускорению.

Трудно читать текст. Приятно смотреть 10-секундные Тик-Токи. Информация в глобальном потоке становится концентрированной и насыщенной. Субтитры, звук, графика, видео — все сжимается в тонкий и острый луч, помеченный хештегом. Не новые медиа, но трансмедиум, гибридный медиум. Мультимедиум — один носитель со всем и для всего — упакованный в дисплей.

Контент-зависимость и абьюз

Медиа-пространство преображается как рыночная экономика в странах СНГ в конце 80-х. Тогда появилось право частной собственности и открытый рынок. Сейчас — открытый доступ к аудитории. В какой то мере сценарий фильма Strange days реализован и мы уже проживаем чью-угодно жизнь. Просматривая сторис, находимся в гибридной реальности. Никогда еще идол не был так близко. Наркотики тривиальны, в 2к21 все зависимы от контента.

Зритель и контент-мейкер — два субъекта власти и два символа 2k21 — находятся в созависимости. В погоне за охватами контент-мейкер сжигает, умирает и убивает в прямом эфире. Зритель — Цезарь — все более растлен. Все сообщества открыты, все фантазии — удовлетворены. Апроприируй, тестируй, сублимируй, что угодно. Дизайнерские субстанции и десятисекундные визуальные истории вращаются в едином глобальном потоке.

В перфомансе Ритм 0 Марина Абрамович показывает скорость распада личности. При отсутствии контроля человеческий индивид через несколько часов режет тело Абрамович. Интернет индустриализирует распад и превращает в интертеймент и элемент лайв-шоу. В прямом эфире можно наблюдать смерть.

DIY и элитарность

Пока пессимисты вроде Эндрю Кина опасаются культа аматоров и ущерба “профессиональным артистам” и “профессиональному искусству”, подростки снимают клипы на смартфон и становятся поп-звездами. Культура DIY + прямой доступ к аудитории переворачивают социальную лестницу. Элитарность искусства стирается. Силу DIY чувствует Ларс фон Триер, когда решает оппонировать тенденциям в кино и снимает Королевство (1994) ручной камерой. То, что было положено в основу Догмой, продолжают 20-летние артисты.

Автор соединен с аудиторией. Больше не нужно обхаживать кураторов/галеристов/критиков. Не нужно заваливать спамом имейлы галерей. Не нужно выслеживать Уорхола в кафе чтобы показать свои картинки. Главное — не наличие связей в культурных институциях, а вкус, умение строить self-brand, чувствовать тренды и аудиторию. На передний план выходит не вплетенность в институциональную систему ценностей, а индивидуальность автора. Это не нигилизм, а трансформация и упрощение.

В реальности глобального лайв-шоу зрителя интересует индивидуальность и открытость, а не причастность к институции. И если еще 20 лет назад наличие связей, происхождения, образования было необходимым для вхождения в индустрию дизайна, моды, издательства, искусства — поле открыто для своих и закрыто для чужих, то сейчас все сопряжены со всеми, глобальный архив непрерывно обновляется, а любимого криэйтора можно тэгнуть в Инстаграм.

Илья Романенко (Киев).

МІТЄЦ надає авторам текстів та героям сюжетів майданчик для вільного висловлювання, але залишає за собою право не поділяти їхні погляди.