Меню

МИР КАК ТОТАЛЬНЫЙ ТЕАТР В ГРАФИКЕ АЛЕКСАНДРА АКСИНИНА

29391615_1707240359315248_1208571948_o

Текст Игоря Введенского (Львов— Ростов-на-Дону) к каталогу международной выставки «Весь мир театр. Преображение» (27 марта- 13 мая, Москва, Усадьба Влахернское-Кузьминки), где Украину представляют работы Александра Аксинина из коллекции Игоря Введенского.

 

 

Наряду с литературой (Достоевский и Хлебников, Кафка и Валери, Кэрролл и Свифт, и многие другие) и философией (Платон и Кант, Хайдеггер и Витгенштейн, Ясперс и другие), Александра Аксинина на протяжении всего творческого пути интересовал театр.Причем этот интерес был не просто любительским и потребительским, а служил материалом для его размышлений и суждений о мире, о способах существования в нем, а в конечном итоге, для выработки своего собственного метафизического языка графического творчества.

29550141_1707242802648337_232037302_n

Ex Libris Я.Ф Нирода

 

Если говорить о роли и значимости театра для художника, то исходя из его дневников, можно проследить как он сравнивает и анализирует различные театральные системы, подходы и методы разных эпох, различных театральных деятелей.

 

29340788_1707244605981490_2018379466_n

Борису Озерову, офорт

В дневниках 1976 года Аксинин пишет «Так называемый современный театр (театр Станиславского) представляет как бы вогнутую поверхность, то есть зритель входит в героя, вживается, вчувствовыается в него (ход психологизма). В средневековом театре (эту же традицию использовали Брехт и Мейерхольд) форма выпуклой стороной обращена к зрителю, то есть она сама провоцирует эмоциональность, атакуя его своей обращенностью на него…

В театре Станиславского (имеется в виду вообще любое психологическое произведение) ситуация прочитывается в клубках и столкновениях эмоций. В мистерии наоборот – ситуация порождает эмоции». Аксинин интересуется и современными концепциями театра Антонена Арто, и театром Ежи Гротовского, а также Самюэля Беккета и ленинградского андеграундного художника и театрального режиссера Бориса Понизовского, с которым Александр Аксинин дважды встречался и беседовал в 1974 году во время его пребывания в Львове для работы над так и не состоявшейся постановкой «Божественной комедии» в местном Театре кукол.

29134648_1707254009313883_762850715_n

Ex Libris Игоря Введенского

Театральным деятелям Львова  Аксинин посвятил некоторые офорты. В 1977 году Аксинин создал офорт посвященный художнику Оперного театра Ярославу Федоровичу Нироду, в котором представил концепцию многообразной и многоярусной деятельности известного театрального художника. В 1983 году Аксинин в офорте к 40-летию Бориса Озерова – основателя и бессменного режиссера львовского театра «Гаудеамус» — создает визуальный образ театрального действия как диалога режиссера с театральной труппой и далее — общего триалога, включающего и зрителей.

 

29138157_1707261809313103_1493538406_n

Стена, цикл «Алиса в стране чудес»

Кстати, интересно, что одно время Александр Аксинин, будучи свободным художником и не будучи членом СХ, куда его не принимали, и учитывая казус Йосифа Бродского, — несколько лет числился литературным сотрудником этого театра.

 

29345203_1707249995980951_307413888_n

Брак в Кане, цикл «Босхиана», 1977

В 1977–78 годы во время работы над графическим циклом «Босхиана» Аксинин, анализируя пространство живописи Босха, использует термины: реминисценция и “скрытая реминисценция”, лейт(мотив) и игра, а также “Театр как форма семиотической деятельности”.

 

29345009_1707274149311869_1169692415_n

Ex Libris Елены Б. и Валерия Т. , 1977

В 1979г. в небольшом тексте Аксинина «Трансцендентальный супрематизм» появляется термин “внутренний театр – «эпистема», попытка прекратить представление – пожар, этика”.  Где «эпистема» – центральное понятие теории «археологии знания» Мишеля Фуко и представляет собой обусловленное исторически культурно-когнитивное ариори, совокупность правил и отношений в конкретных месте и времени, включая набор практик, создающих аппарат производства знания. Позднее в одном из офортов (Ex Libris ИВ, 1980г.), посвященном концепции зрения и визуальности, Аксинин вводит понятие «мизаж», которое корреспондирует с известным театральным термином «мизансцена», но в данном случае скорее всего, означает построение пространства.

Многие графические работы 1976-1979 годов строились художником как своеобразные театральные пространства.

 

29340949_1707222049317079_1194042161_n

К роману «Процесс Ф. Кафки»

Так цикл графических работ, выполненных в 1975-1976  годах черной тушью «К роману “Процесс” Франса Кафки» представляет собой своеобразные сценические пространства, причем бездушно – механические и без персонажей и изображения событий, но выражающих понимание художником специфики писателя: «Мне нравится в Кафке ослабленность его образов. Его ирония почти не видна. Его средства – только намек». Аналогичный подход А. Аксинина проявился в цикле офортов «Алиса в стране чудес» (к книге Л. Кэрролла) 1976-1977 годов, в которых почти отсутствуют персонажи, а события могут прочитываться лишь намеком в пространственных построениях архитектурно-предметных форм.

Интересно, что после завершения сводного листа этого цикла Аксинин написал: «Я с трудом закончил Алису-6. Больше не буду, нет охоты после того, как концепция была раскрыта. Буду готовится к «Театральной серии». Хотя вышло несколько иначе – художник сделал еще несколько листов этого цикла, а «Театральная серия» так и не получилась. Вместе с тем, многие работы этого времени носят печать театральной сценографии.

29138670_1707267452645872_1502688110_n

ExLibris С. Б., 1976

Например, офорт 1976г. “Ex Libris С.Б.” представляет сцену с сидящей спиной женской фигурой, справа едва заметная фигура и внутри офорта на спинке стула текст: «Суфлер все время меняется».  Офорт этого же времени “Ex Libris Галины Д.” состоит из сложно построенной сцены со множеством почти слитых персонажей, справа один из них и текст внутри офорта: «После сего я взглянул, и вот дверь отверста на небе».

 

29341369_1707272012645416_1291383816_n

ExLibris Галины Д., 1976

Еще один пример:  офорт 1977 г. “Ex Libris Елены Б. и Валерия Т.» представляет подиум в обратной перспективе и прикрытые огромным веером две фигуры, как бы разыгрывающие сценический диалог, а текст внутри офорта: «Хлопок двух ладоней издает звук. А что такое хлопок одной ладони? VULKAN S. После того как закрылась дверь. Львов». В «Мемориальном экслибрисе супругов W. H. и Г. Д.» представлено 16 сценических фигур в формате комикса и содержатся ряд текстов –  по горизонтали: «Тотальный театр бытия, полный блеска, онтологического, конечно же.

 

29341340_1707280012644616_1632189655_n

Мемориальный экслибрис супругов W. H. и Г. Д., офорт, 1977

Фиксация как атрибут внетекстового, иного. Звуки бытия, хронологические. Ж. п. не п. п. [жизнь прожить не поле перейти]». А тексты по вертикали – отсылка к недавней работе над циклом офортов «Алиса в стране чудес»: «Почти зазеркалье, зашифрованность возникает там, где существовало прочтение поточным методом. Праздник, игра, построенная столь четко, что представить его иным невозможно. “Вопрос в том, – сказала Алиса, – можно ли вообще заставлять слово означать так много разных вещей – Вопрос в том, – сказал Шалтай-Болтай, – кто из нас тут хозяин – вот и все.”

 

29404888_1707282689311015_468242746_o

Тотальный театр-яйцо, офорт, 1977

Накануне 1978 года Аксинин делает программный офорт, состоящий из двух овальных фигур с названием  «Тотальный театр-яйцо больших и малых антиномий Александра Аксинина. Львов на 1978» Внутри каждой фигуры полки, на которых расположены различные предметы, имеющие метафизическое значение, а ребра полок содержат следующие тексты.

Слева: “ПАНСПЕРМИЯ  -77  -78   [пан-оплодотворение]

НОВЫЙ ГОД

ТЕАТР  ТЕАТР-ЯЙЦО  1977 – 1978

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОСТЬ

НАЧАЛО 12 ДЕКАБРЯ

APHTARSIA  DIALLAXIS  MIXIS     [неуничтожимость,  различение, смешение]

MIXIS  DIALLAXIS  APHTARSIA     [смешение, различение, неуничтожимость]

ДУХ  ИСКУССТВО  РЫБА

СВЕТ                     ДОРОГА

РОЖДЕНИЕ          ВРЕМЯ

ПЛОД   СЕМЬЯ   ВОСТОК”

Справа: “1978  Графика  АКС. 12+12=24      10+2=12”.

 

29391615_1707240359315248_1208571948_o

Гербарий структур, офорт, 1982

В более поздних работах Аксинина «откровенная» театральность сменяется более сложным построением многоярусного и многосложного пространства графики, используя различные графические техники и приемы. Однако скрытая театральность и «внутренний театр» так же, как и «внутренний опыт», остаются значимыми характеристиками его графического творчества. Примером может служить офорт 1982г. «Каталог. Гербарий структур», одновременно, напоминающий сложно-сочиненный ковер, театральный занавес или метафизический комикс.

 

Игорь Введенский

 

 

 

МІТЄЦ надає авторам текстів та героям сюжетів майданчик для вільного висловлювання, але залишає за собою право не поділяти їхні погляди.                 Бачите помилку, пишіть сюди