EN RU

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

Текст Уты Кильтер (Одесса).

 

Это не сочетающееся в падежах и вообще самом словосочетании название выставки в арт-пространстве Noch — определённо неприятное, тревожное такое, хочется поинтересоваться: «Зачем?» и затем: «Зачем это вам?». НО, что любопытно, не «О чём?».

Так как «О чём» — понятно сразу и практически всем во всём своём разнообразии.

 

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

 

Вы уж извините, но начну писать как art critic с требованиями, предъявляемыми к тому, что нынче представляют как contemporary art. Безусловно отстранившись от живописного ( — оно, вне сомнения, тоже к нему причисляемо). Пожалуйста, обратите внимание на это «ТОЖЕ».

«Бо ми майже у безвиході» = обречены, а поскольку Николай Карабинович из «Европы» (Бельгии) возвернулся, то бишь наши местные критерии следует подтянуть к его (критериям)… (тихонько: «УРРА!», а то я уж подустала, когда к живописи, полноценной или не очень, либо больших форматов графике добавляют некие объекты, рассчитывая, что зритель станет их соединять в «высказывание» №1) (№2 При этом все нечто «досліджують», то бишь «исследуют», — ЧТО исследуют-то? Непонятно и невразумительно!). При всём том в своём большинстве оставаясь в пределах традиционного искусства! Ну, там природу, личные переживания (?), лишая врачей и учёных как «науковців» их «хлеба»=предмета исследования. И оставаясь далёкими от ЖИЗНИ общества, страны, мира; актуального искусства.  Я, лично, всех их, подобных, обозначаю «марсианами», «та інколи цікавлюся, чи вони свідомі того, що в Україні, ТУТ, йде війна?».

 

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

 

Т.е. творцы, скользя по современной форме, остаются тематически отнюдь не актуальным искусством… УФ! А вот Николай Карабинович, со своим возвратом, уже не умеет «скользить»… Берёт тематику истинно актуальную. Берёт объекты, тексты, надписи (особенно хорошо срабатывают уже готовые — чужие), расставляет это по углам…  А оно СОЕДИНЯЕТСЯ  в высказывание. Пусть и со странным с орфографической точки зрения наименованием: «Настало Никогда»?!  Там сразу «вылазит» оксюморон, ну и этот его украинизм — «настало»!

Да и объекты, расставленные по пространству (будем честными: одной комнаты + малюсенькой комнатёнки) что-то маловыразительны, хоть и претенциозны: итак, борщ в туфли налит. Помню, как меня возмутили французы в своём французском фильме, когда сообщали, что едят «русский борщ»! Тут оксюморон = борщ не может быть русским по определению!!! Да, ибо туфли, хоть и стильные, что-то вытягивают своё содержимое – красно-бурого цвета + нарезанная свёкла/буряк  в ассоциацию с… кровью, но это будет потом, когда зритель, подняв голову, увидит листки с биографиями людей еврейской национальности и дискредитациям, которым их подвергли. СРАЗУ ПОНЯТНО, что по причине их национальности… А зачернены листки так, как то делали в «органах» — КГБ, НКВД, ОГПУ.

 

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

 

Я (U.K.), на всякий случай, уточнила у автора (Коли Карабиновича), не сионист ли он? И он подтвердил моё предположение (?!). А я вновь почувствовала острую зависть к евреям, которые сумели поставить себя так, что все остальные народы чувствуют свою вину перед ними, а вот украинцы – НЕТ, не сумели…).

Затем тему КРОВИ в экспозиции продолжает/поддерживает книга, — вы понимаете? Не кассета с видео, а аж книга, но «Рембо», «Първа Кров» и с физией Сталлоне = отпечано, припечатано, «закарбовано вже назавжди»! О!

Тогда уж обломанный табурет, извещающий, что АД ВНИЗУ, т.е. что с него уже сумели спрыгнуть с этой их мансарды «Noch», воспользовались им «по назначению», подкрепляет неприятное предположение, созданное борщом в туфлях.

А вот НЕОБХОДИМО РАДУЮЩЕЕ, БОДРЯЩЕЕ  изображение физии времён «1-го апреля» воспринимается как сарказм, насмешка над «этой их, первоапрельской, обязательной» шутливостью…

 

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

 

Н-да, зато семейный альбом,  60-х годов, с вклеенными ещё подлинными фотографиями, но несколько подрисованными  в желании привнести позитивные переживания, положенный на пол, ОПУСКАЕТ, «принижує», низводит  тему «семьи» тем, что сверху-то птички разные (точно позитивные! ладно, отчётливо нацеленные на вызывание позитива…) НЕХОРОШО ЭТО! Ох, как нехорошо! Ведь табурет «для спрыгивания в АД»-то рядом…

Конечно, всем нам, в Одессе, Украине хочется, чтоб современное искусство, contemporary art было. Было, как минимум, соответствующих размеров, а не эдакое доморощенное как в эпоху 90-х, века минувшего. Безусловно, со-временное искусство обязано быть СО-временным, а не вневременным (извечным?), = поднимать темы волнующие людей, а не предающееся «дослідженню», подчас  чего-то предельно приватного, вплоть до неприличного, — какой в том прок? Лишь порок… хоть и приватный…

 

Как в «Noch»’и  «Настало Никогда»

 

Здесь нельзя не отметить, что арт-пространство «Noch» — очень даже работающая точка по внедрению современного искусства в город наш, там, к примеру, собрались очень разные люди, творцы, художники, было общение! Нечто творческое обсуждалось, причём вне «платформы» или ещё чего.

О, и хорошо, что мне не нужно было спрашивать автора, Колю Карабиновича, он ли сам поломал ножку табурета! Это сделали до меня! И это действительно сделал он сам, к тому же НАМЕРЕННО!

Фото предоставлены Автором – Николаем Карабиновичем

МІТЄЦ надає майданчик для вільного висловлювання, але залишає за собою право не поділяти погляди героїв порталу.