Меню

Анна Коршун: «Работы Сони Делоне, Казимира Малевича и Ильи Репина в британском Tate хранятся как украинское культурное наследие»

Анна Коршун, искусствовед, член Tate North American Acquisition Committee о работе Tate Modern и украинском искусстве. Текст Галины Ермоленко.

 

 

Анна, поговорим о Tate Modern и вашем участии в ее работе? 

Коллекция модернистского и современного искусства галереи Tate, представленная в четырех локациях Великобритании (Tate Modern и Tate Britain в Лондоне, Tate St Ives и Tate Liverpool) является сердцем культурной жизни. Концепция, формат взаимодействия менеджеров, кураторов, художников и филантропов — все это обеспечило лидерство Tate в мировой арт-индустрии. Сегодня практически каждая временная выставка галереи Tate становится блокбастером, и многие ценители искусства летят в Лондон только для того чтобы увидеть конкретную выставку.

Например, в 2020 в Tate Modern открыта выставка, посвященная Энди Уорхолу. Впервые сделана ретроспектива его работ через призму личной драмы, происхождения «from the middle of nowhere», религиозность, его отношения с мамой — то, что влияло на формирование этого художника. Кураторы выставки Грегор Мьюир и Фионтан Моран ездили на родину родителей Уорхола в современную Словакию для накопления материала. Выставке предшествовали несколько лет исследовательской работы.

 

Blavatnik building

 

В музейных фондах Tate Modern насчитывается тысячи произведений разных жанров как британского, так и международного искусства начиная с 1500 годов.

Фонды пополняются несколькими путями: покупка работ, дарение работ напрямую музею художниками, коллекционерами и их семьями. Пополнением фондов занимаются комитеты, которые специализируются на искусстве разных регионов мира. На сегодняшний день существует семь комитетов, включая Северо-Америкаский комитет, членом которого мне посчастливилось стать осенью 2019.

Предложение стать членом комитета поступило мне, когда я переехала из Лондона в Нью-Йорк. Участие в комитете подразумевает тесное сотрудничество с кураторами, выработку стратегий, поиск интересных работ и художников, а также участие в дискуссиях и обсуждениях. Поскольку речь идет о мировом культурном наследии, все члены комитетов постоянно наращивают свою экспертность: чтение литературы, отраслевых изданий, взаимодействие с участниками арт-индустрии, посещение международных арт-форумов, ярмарок, как крупнейших — Frieze и Art Basel,  так и региональных.

 

Анна Коршун с американским художником Эдом Рушей (Ed Rushca)

 

Тема ценообразования на произведения искусства — одна из самых сложных. Есть ли какая-то стабильная формула формирования стоимости произведения искусства? 

Есть формула, как материалы + время работы = первоначальная стоимость. Но если по стоимости материалов все понятно, то оценка своего времени каждым художником разнится. К тому же увеличивать стоимость могут исследования, которые художник сделал до начала работы над произведением, концепция работы, сложность ее исполнения, участие художника в выставках — групповые/соло/международные/локальные выставки; есть ли у художника контракт с галереей, и если да, то какого уровня галерея — начинающая или мирового масштаба; участие художника в конкурсах; приглашения на престижные биеннале/триеннале и другие международные некоммерческие выставки; есть ли работы художника в коллекциях и если да, то в каких — эти все элементы в совокупности влияют на ценообразование.

Послекарантинная практика открыто указывать стоимость работ на онлайн-площадках повлияет на индустрию в целом?

Тема открытости цен в мире искусства поднималась неоднократно, и вызывала много разногласий. Возможно, на сегодняшний день в связи с диджитализацией мы приблизились к желанной прозрачности. Но все же, не все площадки указывают цены на работы, или же указывают до определенного уровня цены, например, до $1 миллиона, а дальше просто пишут «цена по запросу».

В то же время, становится очевидным, что есть достаточно много интересных работ современных художников в ценовой категории до $10 000. Таким образом, большинство потенциальных коллекционеров могут вступить в игру, понимая, что современное искусство гораздо доступнее, чем это может показаться на первый взгляд.

Есть ли в запасниках Tate работы украинских художников?  

Есть работы Александра Архипенко, Бориса Михайлова, Сони Делоне, Якоба Крамера,  Мане Кац, Ильи Репина, Казимира Малевича.  В отдельных проектах и выставках участвовали Ульяна Гуменюк и Олег Кулик. И хотя не все эти художники жизненный путь провели в Украине, в фондах Музея их работы представлены именно как наследие Украины.

Есть хорошие предпосылки для того, чтобы наше культурное наследие было больше представлено международной общественности. Так, одним из спонсоров нового крыла Tate, построенного и открытого в 2016 году, является выходец из Украины, известный в Великобритании и США бизнесмен и филантроп Леонард Блаватник. За всестороннюю поддержку знакового для культуры объекта зданию присвоили имя мецената — Blavatnik building. В 2017 Елизавета II вручила нашему земляку рыцарское звание за заслуги в области филантропии. Надеюсь, такая активная позиции придаст импульс к глубокому изучению наследия украинских художников.

Насколько активны на международных аукционах и ярмарках покупатели из Украины? 

 На этот вопрос сложно ответить в связи с политикой конфиденциальности сделок подобного рода. Например, даже присутствуя на аукционе, не всегда есть возможность понять, кто на самом деле приобрел ту или иную работу, так как довольно часто в транзакциях участвуют третьи лица или же просто весь процесс происходит по телефону. Из украинских покупателей наиболее открыта информация о приобретениях Виктора Пинчука.

Есть ли критерии, по которым американские галереи и фонды предлагают те или иные работы потенциальным покупателям из постсоветских стран?

Я не сталкивалась с какими-либо специфическими критериями, по которым галереи предлагали бы те или иные работы потенциальным покупателям из постсоветских стран. Конечно, часто можно увидеть интерес к громким именам, а не к молодым и малоизвестным художникам. Но это общая тенденция, с которой могут сталкиваться арт-дилеры и консультанты, когда к ним обращаются начинающие коллекционеры.

За годы независимости  как много было продано работ украинских художников Christies и Sothebys?

Осенью Sotheby’s и Christie’s проводят тематический аукцион, посвященный, так называемому «русскому искусству». По факту, в этот аукцион включаются все художники — выходцы из постсоветских стран, в том числе и Украины. Очень часто и успешно продаются работы таких художников как Давид Бурлюк. Помимо этого, Christie’s в 2015г продали скульптуру Александра Архипенко “Расчесывающаяся девушка” за $2, 045, 000 в рамках тематического аукциона “Музы художников.” Его работы встречаются довольно часто в рамках различных тематических аукционов или же аукционов, посвященных импрессионистам и модерну.

 

Дэмьен Херст в галере Tate Modern

 

 

На каком этапе художнику, а точнее — его агенту можно начинать переговоры с такими крупными мировыми аукционными домами? 

Аукционный дом крайне редко работает напрямую с художниками. Случай с громким аукционом новых работ Демиена Херста в 2008 году скорее исключение из правил. Специфика аукционных домов в том, что они оперируют на вторичном рынке, и коллекционеры, которые купили произведения искусства ранее, хотят его перепродать. Так же могут поступать дилеры, у которых есть работы на консигнации. Потому вряд ли получится договориться о первичной продаже картин, если художник не является настолько же знаменитым как Демиен Херст.

Вы регулярно посещаете мировые арт-ярмарки Frieze и Art Basel. Что должно произойти, чтобы эти знаковые мероприятия прошли рано или поздно в Украине? 

Арт-ярмарки подобного рода крайне редко расширяют свое географическое присутствие. Но с нынешним ускоренным перемещением в онлайн географическая локация становится условной, поэтому не столь важно из какой страны принимается участие или же проводят арт-ярмарку. Поэтому шансы достаточны велики для проведения арт-ярмарки международного уровня при условии грамотного привлечения галерей-участников, коллекционеров и сильной технической поддержки проекта. Тем более, что Украина идет в ногу с мировым переходом в диджитал. Например, между скачком диджитализации в карантин в США и диджитал-инициативами киевской галереии «Карась» (проект «Сіль-Соль») разница не более одного месяца.

 

С гостями международной арт-выставки Art Bazel

 

Какие шаги на ваш взгляд должны предпринять игроки украинского арт-процесса, чтобы современное искусство страны вошло в мировой контекст и могло быть представлено на престижных аукционах отдельным блоком, а не в категории «русское искусство»?

Аукционный дом Phillips регулярно включает работы современных украинских художников в торги, посвященные современному искусству, где эти работы могут быть представлены вместе с другими мировыми звездами современного искусства. А в рамках торгов посвященным русскому искусству, мы встречаем художников творивших во времена Советского союза, и я думаю, что это является ключевым моментом объединения в единые тематические торги.

Что касается популяризации украинского искусства на мировом рынке, то очень важную роль играют арт-диллеры и коллекционеры-филантропы. Например, передача ряда работ украинских художников в коллекцию Центра Помпиду «Клубом коллекционеров» можно рассматривать как мощный прорыв в этом направлении. Очень важно то, чтобы эти работы были представлены на выставках, и о них узнала широкая аудитория, но то, что они будут находиться в фондах такого музея как «Центр Помпиду» — впечатляет.

Арт диллеры играют важную роль в продвижении художников, и, возможно, сегодня очень многое зависит от них. Например, возможность продвижения украинского искусства путем выставок, участия в международных арт-форумах, консигнации на торги международным аукционным домам, а так же проведения различных тематических вечеров посвященных украинскому искусству с привлечением именитых кураторов и других влиятельных представителей арт-мира, а также различных образовательных проектов за пределами Украины.

Так же тот факт, что на «58 Венецианском Биеннале» украинский павильон наконец-то первый раз был в одной из двух главных локаций мероприятия — очень радует. Такая локация способствовала тому, чтобы с проектом ознакомилось гораздо больше людей.

 

Записала Галина Ермоленко

 

 

бачите помилку, пишіть сюди