УКРАИНСКИЙ ПЕЙЗАЖ

УКРАИНСКИЙ ПЕЙЗАЖ

МіТЄЦ посетил проект «Мистецького арсеналу» (Київ) «Украинский ландшафт. По ту строну отчаянья…».

Проект  «Украинский ландшафт. По ту сторону отчаяния…» концептуально встроен в обострившуюся моду на все «украинское», и в этом нет ничего странного – народ впервые за долгие годы просыпается и начинает самоопределяться в отношении своего места в мировом сообществе, и художники не могут не реагировать на это.

«Украинский пейзаж становится важным инструментом самоосознания нации, ее ценностного выбора и поиска идентичности. Масштабная выставка художественных работ в жанре пейзажа призвана продемонстрировать уникальность украинского природного и культурного ландшафта, и показать, что даже традиционный пейзаж становится контрапунктом к трагической картине театра военных действий, всколыхнувших нашу страну. Ведь территория, ландшафт – это то, что объединяет государство», — сказано в экспликации проекта. Все логично. Мастера культуры держатся народа, и их двойной эстетический удар, видимо, призван разрушить тьму, которая сгустилась над отечеством и его ландшафтом. Цель благородная, если не брать во внимание, что куратором Евгением Карасем этот проект был задуман год назад – во времена, когда о нынешнем положении дел в стране еще никто не подозревал.

Идея, хоть и не новая, но беспроигрышная. Во-первых, как куратор, Евгений Карась имел шанс примирить отечественный арт-мир, в последнее десятилетие распавшийся на замкнутые автономные мирки со своими идеологами, претендующими на универсальную истину и влияющими на умы узкого круга почитателей. Во-вторых, как галерист, вынужденный зарабатывать деньги на жизнь галереи, он мог бы сорвать неплохой куш в мирное время: хороший пейзаж в интерьере – ход, безусловно, востребованный на арт-рынке.

Судя по всему, именно на финансовую привлекательность проекта и была сделана ставка. Публика, приходя в «Мистецький Арсенал», сразу попадает в зал с информацией о проведении «Тихого аукциона», цель которого – собрать средства для помощи пострадавшим в зоне АТО.

Учитывая ситуацию – это вполне логично и правильно, но при просматривании прайс-листа на работы участников аукциона, возникает чувство, что военное время их не коснулось, что художественный мир продолжает решать свои узкоцеховые проблемы.

Несмотря на то, что значительная часть капиталов выведена из страны, что покупка картин сегодня не столь актуальна для финансовой элиты, эстимейты на работы украинских художников, желающих помочь АТО, обескураживают — от 1000 $ до 130000 $.

На вопрос о формировании цен Евгений Карась заметил, что они, мол, рыночные. Ответ для мирного времени прогнозируемый, но о каком рынке идет речь сегодня, если в стране война, и рынок «стоит»?

К примеру, один из самых успешных и уважаемых аукционных домов Украины – «Корнерс», имеющий солидную клиентуру, из-за отсутствия активных продаж отказался от обычной деятельности. Впрочем, чтобы не простаивать и хоть что-то делать полезное для общества, «Корнерс» недавно основал гуманитарный проект «ДонКульт», направленный на поддержку культурной среды Донбасса и Луганска.

Да и те, кто гипотетически мог бы инвестировать в искусство ради помощи АТО, предпочитают помогать напрямую, минуя промежуточное звено в виде армии голодных художников, их арт-дилеров, галеристов и устроителей аукциона. К тому же «рыночные цены», о которых обмолвился Евгений Карась, скорее апеллируют ко времени конца 2008-го и до начала кризиса, когда бум на современное украинское искусство скакнул вверх, когда над формированием рынка работала целая машина, включая искусствоведов, арт-диллеров, масс-медиа, пиарщиков,  коллекционеров и самих художников, ставших полноценными  игроками художественной инфраструктуры.

Сейчас ситуация иная. Общество интересует не стоимость наследия художника и не его активное медиа-присутствие, а его гражданская и человеческая позиция. Да и рыночная ситуация столь туманна, что говорить о каких-либо перспективах вряд ли имеет смысл.

Кстати, о гражданской позиции. «Тихий аукцион» представил графу «Благотворительный старт», якобы возникшую из желания самого художника помочь пострадавшим. В каталоге – это сумма в два раза ниже заявленного эстимейта, и при учете заоблачных цен не особо влияющая на общую картину.  Кстати, в случае продажи работы в выигрыше останутся все – и художник, и арт-дилер, и организаторы акции, так как часть выручки идет на благотворительность, часть художнику, и 10% в качестве вознаграждения организаторам акции.

Есть еще один нюанс. Львиная доля представленных на выставке работ – это непосредственно коллекция галереи «Карась», которая выиграет даже при нулевых результатах, поскольку цены на картины утверждены и зафиксированы в небольшом каталоге к аукциону.

Получается такая себе игра в новые ворота потрепанным от времени мячом, где чистота намерений и прозрачность сделки не могут не вызвать сомнений.

А теперь о качестве самой экспозиции «Украинского пейзажа». Нельзя не согласиться с куратором Евгением Карасем, что ее большая часть — это работы академические и коллекционные. Но количество вывешенных на стенах картин, где рядом с шедеврами современной пейзажной живописи находятся довольно слабые работы, возвращает этот проект к теме ярмарки-продажи, где зрелищная и количественная репрезентация важнее ее целостного качества.

Возникает ощущение, что экспозиция собиралась компромиссно, исходя не только из уровня произведений, но также из «близости» того или иного мастера к пространству ее куратора. Можно предположить, что слабые работы некоторых молодых художников попали на выставку как презент, вдохновляющий молодого неоперившегося автора на подвиги в искусстве, но цель, как кажется, у такого академического проекта иная – показать лучшее, а для таких благородных мотивов, как помощь молодым, есть другие площадки и ситуации.

Кстати, о площадке. Не понятно, почему для этого проекта Карасем был выбран именно «Арсенал», который по сути своей деятельности претендует на некий радикализм и быстрое реагирование на время.

Такой «тихий» проект неплохо бы смотрелся в стенах Нацмузея – хранителя сокровищ отечественной культуры, вопреки времени репрезентующего ее. Тогда, конечно, говорить о неуместности этого блюда в военное время не пришлось бы, особенно, если бы этот проект охватил и старшее поколение мастеров, еще живущих с нами и на пейзажной живописи специализирующихся.

М.М.Б.

30.08.2014

 

 

 

 

бачите помилку, пишіть сюди