Меню

УКРАИНСКАЯ ФОТОГРАФИЯ И МИР

Виктор Марущенко (Киев) о том, почему украинская фотография остановилась в своем развитии.

Искусство фотографии в мире усложнилось, и оно требует дополнительного изучения. В Германии сегодня, к примеру, сорок высших учебных заведений выпускает фотографов. А в Америке фотографическим образованием занимаются университеты. Что говорит о важности и востребованности этой профессии в мире.

Начиная с шестидесятых годов появляется понятие  «концептуальное искусство», когда художник, исключая эмоциональный аспект, придумывает идею и через изображение реализует эту идею. Но не наоборот, как в эмоциональной фотографии: увидел – среагировал. С конца девяностых фотография вошла в контемпорари-арт, и это очень сильно.

Что в этом поле происходило у нас? Когда наши художники в 90-е питались деньгами «Сороса», они были в контексте современного искусства и фотографии в том числе. Просто в свой инструментарий они ввели еще одну из техник – фотографию. Творя на деньги Сороса они держали руку на пульсе, потому что работали на западный рынок.

Мы помним фотографические проекты Ильи Чичкана, Василия Цаголова, Юрия Соломко, Арсена Савадова, Кирилла Проценко. Они пользовались фотоаппаратом, как современным инструментом, который соответствовал духу времени. Когда деньги «Сороса» исчерпались, художники перешли на внутренний рынок, который фотографию не признал, как это произошло, допустим, в России, Белоруссии и даже Узбекистане, уже не говорю о Европе и Америке. Фотография у нас как вид искусства не состоялся. Даже документальная фотография у нас не актуальна, потому что страна не архивируется. Архивы пропадают. Они не сохраняются. Все архивы моих коллег предыдущего поколения пропали. Не издаются книги. Государство это не интересует. К власти пришли люди без истории, и строят такую же им подобную страну.

После конца 90-х наши уважаемые художники отказались от фотографии, потому что она тут не работает, снова вернулись к полотну, так как картины пошли на стенки новой украинской буржуазии. Сперва появились самые проворные – Евгения Гапчинская, Сергей Поярков, Олег Пинчук, которые называли себя художниками, хотя не все таковыми являлись. Например, Сергей Поярков и Евгения Гапчинская – они просто иллюстраторы. Появились люди с деньгами, организаторы типа Натальи Заболотной, которые им поверили и начали наполнять пространства этим китчем. Потом рядом с Заболотной возник Александр Соловьев, который переориентировал ее и она под его чутким руководством начала абсолютно иную политику, наполнив «Арсенал» более-менее хорошим украинским искусством. Фотография в этом поле по-прежнему отсутствовала.

Когда мы начинали школу в 2004 году, я не знал молодых, да и они тогда еще были не на виду. Мое поколение осталось на том уровне фотографии, которая была востребована ранее. Это прямая фотография, которая  имеет отношение к газетам и журналам, но не к искусству. Сегодня современным можно назвать искусство, наполненное новыми идеями и старая гвардия фотографов, увы, к нему не имеет отношения. Мы это почувствовали в нашей школе фотографии. То поколение, которое приходит сегодня к нам, не хочет слушать фотографов. Сегодня нужен хорошо проинформированный художник с новыми идеями.

Значит нужно ситуацию менять. И смена началась за счет смены поколений. Появился виртуальный мир в виде интернета и это предложило новые возможности. Есть молодое поколение – местное, которое работает с изображением. Это люди, которые менее существуют реально, чем виртуально. Их очень много, но нет социального заказа на фотографию, поэтому каждый пробивается как может. Есть ряд молодых людей от двадцати до тридцати лет, у которых потрясающая современная визуальная культура, и которые могут изъясняться концептуально.

Сегодня мировая фотография развивается в двух направлениях: американская школа, которая работает с реальной жизнью (но они по-другому, по-новому изображают эту жизнь) и есть фотографы дюсельдорфской школы, которые являются типичными представителями концептуальной фотографии – это Гурский, Томас Штрут, Томас Руфф.

У нас тематически сегодня некоторые пытаются повторять Михайлова – берут места, социальные группы, которые могут «выстрелить» на Западе. Но мы с Борисом говорили недавно в Берлине, и он сказал, что его картинка уже не работает. Она ушла в музей, и повторять михайловскую тематику нет смысла. Беда в украинской фотографии не в отсутствии фотографов, а в отсутствии пространства, которое объединило бы украинских фотографов. Нет человека, который бы смог организационно продвинуть нашу фотографию на арт-рынок. Также нет музея, нет институций, которые могли бы привезти сюда фотографов мирового уровня. Я не говорю о Пинчуке (PinchukArtCentre – прим. ред.), потому что он – это частная территория и у него своя политика. Он не общественная институция.

Талантливых людей много, но они сегодня ищут путь в одиночку. Это не приводит к росту. Я по себе скажу, что когда занимался фотографией, насколько бы успешным не был путь на Западе, приезжая сюда, нужно было начинать каждый раз все сначала. Снова нужно было объяснять, что я участвовал в биеннале в Венеции, в Сан-Пауло, что у меня было 70 выставок, что мировые музеи купили мои фотографии. Каждый раз нужно доказывать, что я не дурак. Нет публичного места, где я был бы зафиксирован, как успешный фотограф. Об этом знают пять моих друзей, сто друзей по фейсбуку, и всё. И то же происходит с молодыми ребятами. Нет системы, и нет карьерного роста.

Немецкий журнал «Штерн» (нем. ‘Stern’) написал, что любой участник биеннале может безбедно жить в своей стране, но это не касается Украины и не касается меня лично. Поэтому я молодым, кто сейчас на подъеме, говорю: «Думайте, как изменить ситуацию». Западные фотографы известны, постоянно задействованы в процессе. Издаются книги, проводятся выставки, они являются экспертами. А здесь все это не работает.

В отличие от художественного, здесь нет фотографического поля. Нет экспертов по фотографии. Есть критик Александр Ляпин, но по некоторым вопросам я с ним принципиально не согласен. Но больше никто о фотографии говорить не может. Тут нужно строить пространство, а не фотографическую личную жизнь.

Записал МіТЄЦ

(август 2013 г. киев)

бачите помилку, пишіть сюди
Поділитися сторінкою