Меню

ШВИДКОРОЗЧИННИЙ СЕНС

Алексей Буистов (Киев) о проекте «Швидкорозчинний час» (Можно посмотреть в «Мистецьком арсеналі» до 12 августа.

 

Дорогие кураторы! Если вам когда-либо захочется соорудить выставку современного искусства на тему, в которой вы совершенно не разбираетесь, вспомните “Швидкорозчинний час” и одумайтесь. “Швидкорозчинний час” останется в истории как хрестоматийный пример кураторской безалаберности. Мне давно не было настолько стыдно за происходящее, как на “Швидкорозчинному часі”: ни в “Акте” месяц назад, ни в институте проблем, ни на арт-инкубаторе, ни на прочих, недостойных даже упоминания, выставках-профанациях. Да что там говорить: мне на Kyiv Art Fair не было до такой степени стыдно: тогда по крайней мере никто не пытался надеть на себя шутовской колпак менеджера быстрорастворимых смыслов.

Причина, по которой я не всегда даю себе труд высказываться о выставках-недоразумениях, проста: мне глубоко безразличны судьбы и репутации учреждений, их устраивающих. Куда идут лавочки, приторговывающие искусством, и так понятно. А вот чем будет через пять-десять лет Мыстецкий Арсенал: институцией, сотрудничество с которой не будет зашкварным для ведущих мировых кураторов и художников, или милым локальным музейчиком, — вопрос далеко не праздный. Так что убедительная просьба этот текст читать, имея ввиду народную мудрость “бьёт — значит любит”.

Роковой ошибкой внушительной кураторской команды, насчитывающей целых 12 (!) человек, было разделить экспозицию на девять географических секций: восемь городов плюс Крым. В результате вместо девяти ответов на вопрос “Что такое девяностые?” (что было бы даже неплохо на фоне расхожего представления о том, что современное искусство избегает давать ответы в принципе!) вышло несвязное, китчевое аудиовизуальное фрикасе. Ожидание полифонии и реальность какофонии. Под конец ты уже начинаешь верить, что погружение в эпоху проводилось кураторами исключительно на Youtube, в виде поисковых запросов “девяностые Львов искусство”, “90-е Одесса искусство” и так далее. Стоит ли говорить о том, что подобная структура экспозиции провоцирует зрителя первым делом искать в зале своё родное село?

У разделения по территориальному принципу, не подкрепленного ничем, кроме благого намерения “передать уникальное, присущее каждому городу, ощущение девяностых”, имеется еще одно важное следствие, сработавшее отнюдь не на пользу выставке. При отсутствии какого бы то ни было общего знаменателя, теоретического или на худой конец прикладного, “Швидкорозчинний час” начинает прочитываться как банальная бандитская разборка. Мне возразят, что мол лихие девяностые и были временем бандитских разборок. Да, так и есть. Однако согласитесь: десятилетие, когда все были сами за себя, и выставка об этом времени, на которой каждый художник против всех, — вещи немного разные.

Не помогло “Швидкорозчинному часу” и привлечение признанных мастеров, которые знают девяностые не только по Youtube и ретро-пабликам в соцсетях. Даже рядом с мэтрами работы молодых авторов в массе своей излучают дешевую хипстерскую ностальгию по Windows-95, кассетным аудиоплеерам и VHS. Ну, вы поняли: для миллениалов девяностые это такой себе фетиш пленочной фотографии, лоу-фая и видео в разрешении 640×480. С мэтрами, кстати, дизайнеры и архитекторы (о, как сладко это слово — архитектор выставок!) обошлись не лучшим образом. Остросоциальную фотографическую серию Евгения Павлова “Дом быта” напечатали на жуткого качества бумаге, почти газетной. Спрашивается: что помешало привезти и показать оригинальные авторские отпечатки? А видеосалон Романа Пятковки зачем-то разместили в железном контейнере, притом что в двух шагах стоит в точности такой же контейнер с намного более органично вписанной в него работой молодого художника: торговой точкой секонд-хенда. Скорее всего, дизайнеры и архитекторы (о, как сладко звучит это слово!) забыли прописную истину: оформление имеет такой же смыслообразующий потенциал, как и сама работа, и если два произведения заключены в одну и ту же железную “раму”, они должны быть как-то друг с другом связаны. И ты такой стоишь между боксом Пятковки и боксом молодого художника, и изо всех сил пытаешься разглядеть диалог поколений… Серьезно, упаковать в железо весь город Ха целиком было бы намного логичней. И вопросов возникало бы куда меньше.

Как бы странно это ни прозвучало после всего вышесказанного, хочется закончить эту безрадостную заметку на положительной ноте. Отрадно видеть готовность Мыстецкого Арсенала как институции идти на известный репутационный риск, давая карт-бланш начинающим кураторам. Как известно, не делает ошибок лишь тот, кто вообще ничего не делает. Готовность к экспериментам, ставка на молодых и нестандартно мыслящих, безусловно, — положительная тенденция. Первый блин часто выходит комом, и теперь дело лишь за работой над ошибками. Учитывая то, что open call на кураторский проект 2019 года уже совсем близко, хочется верить, что эта работа станет для институции приоритетом номер один.

Мыстецкий Арсенал, камо грядеши?

Алексей Буистов

16 июля 2018
Источник: Singulart
бачите помилку, пишіть сюди
Поділитися сторінкою