МИНИСТЕРСТВО ГОГОЛЬФЕСТ

still0925_00004
О том, как команда МіТЦА на «Гогольфест» ходила.
Это я
 p1030728-3
А это  Серёжа Якунин – мой друг.
p1030719-1

Серёжа мне помогает. Снимает видео, фотографирует, иногда рисует. Это  он нарисовал портреты, которые вы только что видели.

Попав как-то на «Конгресс восточного партнерства» во Львове мы услышали заявление известного политтехнолога и галериста Марата Гельмана о том, что Влад Троицкий непременно должен стать министром культуры Украины.

Заявил он об этом так:

Так сказал Марат Гельман. И захотелось нам взглянуть на маленькую модель министерства Троицкого — «Гогольфест», чтобы познакомиться с европейским уровнем, о котором Гельман упомянул. Аккредитовались. Пришли на «Гогольфест». Подошли к столу аккредитации. И замерли. Увидели картину хорошую. В сюжете — девушки из пресс-службы бейджи с лицами прессы перебирают:

Нервная получилась обстановочка. Но не стану тратить время на описание того, что некоторые называют анархией «Гогольфеста». Просто вернусь на два года назад. К статье Оли Балашовой, которую она написала в «Украинской правде». Замечу, все, описанное в статье Оли, по-прежнему присутствует на «Гогольфесте», обретая более яркие краски.

Несколько вопросов о Гогольфесте

Гогольфест закончился, а вопросы остались.

Судя по отзывам в социальной сети Фейсбук на мою первую заметку и той недосказанности, которая неизменно сопровождает все официальные комментарии о Гогольфесте в СМИ, мне кажется, стоит озвучить некоторые волнующие не только меня вопросы.

И даже рискуя снова услышать в свой адрес нелестные комментарии, я все-таки хотела бы начать эту дискуссию. Не потому что я сноб и мне лично Гогольфест мешает жить – я, к сожалению, не являюсь его целевой аудиторией. Но если это дело уже было объявлено общим, то из практических соображений хорошо было бы научиться прислушиваться к критике.

Вопреки распространенному мнению, критика – необходимый инструмент в процессе самосовершенствования и для практикующих ответственность граждан этот инструмент может оказаться весьма полезным.

Итак, Гогольфест. Созданный инициативными людьми на пустом месте, фактически из ничего, фестиваль автоматически заслуживает поощрения. Это аксиома и ее никто не собирается оспаривать.

Год от года это мероприятие собирает все большую аудиторию. Сюда приходит много хороших и умных людей. А делают его люди вообще святые. Представители той самой редкой породы людей, готовых работать на пределе возможностей: без сна, без отдыха и без должной оплаты своего труда.

Вопрос №1. Ради чего работают все эти люди? Стоят ли их потраченные время, силы, деньги и здоровье того, что получается на выходе? Можно ли их энергию направить в более конструктивное русло?

Прежде чем отвечать, давайте договоримся оставить в стороне все частные истории вроде: “Я был на Гогольфесте и, не смотря на то, что я замерз и мне продали холодный суп, я там встретил старых друзей и мы отлично провели время” или “Мне посоветовали пойти посмотреть спектакль театра “Дах”, я пошла, посмотрела, мне понравилось и теперь я думаю, что Гогольфест – это очень круто”.

Чтобы отлично проводить время с друзьями, совсем не обязательно куда-то ходить. А для того, чтобы увидеть спектакль театра “Дах” (как и любое другое событие, заявленное в программе) проведение целого фестиваля не является обязательным.

Для этого достаточно просто организовать его выступление, потратив гораздо меньше времени и ресурсов. Отсюда вопрос №2: какой эффект оказывает Гогольфест на формирование культурной среды Киева сегодня?

Гогольфест вырос из театра “Дах” Влада Троицкого. Но уже с первых лет своего существования этот фестиваль стал называться одним из главных культурных событий Киева. Хотя произошедшие за это время изменения культурного климата упорно игнорировались.

Организация и программа

Организация жизнедеятельности на фестивале всегда была и остается халтурной. В профессиональной среде слово “гогольфест” давно стало нарицательным, и означает ровно то, что означает слово халтура: небрежная, неквалифицированная работа. С этим никто даже не спорит, ибо эта пресловутая халтурность возведена тут в основной принцип и фирменный стиль фестиваля.

Гогольфест – это балаган. И в этом нет ничего плохого. В балагане есть своя обаятельная витальность, несомненно присущая этому мероприятию и являющаяся одним их его главных достоинств.

Вопрос № 3. Почему же организаторы об этом умалчивают, позиционируя фестиваль совсем иначе?

Как правильно заметил в социальной сети Фейсбук Александр Супрунец – “если вам, провидным культурным крытыкам, так больно слышать, что Гогольфест – это фестиваль современного искусства, почему тихонько не переназвать его между собой на фестиваль народного творчества. Ведь в каком-то смысле это так и есть, но я, например, не вижу в этом проблемы”. 

А я вижу. И вот почему.

Думаю, я не ошибусь, если скажу, что современная культура в той ее части, где она перестает ассоциироваться с телевизионными талант-шоу, носит сегодня проблематизирующий, а не развлекательный характер.

Фестивали, особенно когда они называются междисциплинарными фестивалями современного искусства, сегодня нужны для того, чтобы зритель мог получить в некотором роде культурную инъекцию. Прививку знания об актуальной культуре, срез ее передовых достижений.

Для этого он должен быть уверен, что эксперты, которые создают фестивальную программу, не просто не пригласят каждого, кто согласится бесплатно или за символический гонорар показать что-нибудь эдакое, но и концептуально нанизают новейшие проявления искусства на общую тему, продемонстрируют некую тенденцию, синхронность процессов происходящих в разных областях культуры.

Показатель качества фестиваля может заключаться только в одном: если ткнув пальцем в любое из заявленных в программе событий, ты можешь быть уверенным, что это выступление (лекция/концерт/постановка), являются репрезентативными с точки зрения актуальной культуры.

Вопрос №4. Можно ли отнести все сказанное к программе Гогольфеста?

Практически все предложенные программы были ситуативными и собирались по принципу “что сможем достать – то возьмем”. Не бездумно, но точно безсистемно. Всякое из представленных тут событий, наверняка было в каком-то отношении интересными кому-то. Но делает ли это их репрезентативными с точки зрения современной культуры?

Я знаю целый ряд действительно интересных современных художников, которые отказались участвовать в Гогольфесте, потому что им не смогли обеспечить даже минимальные условия труда. В итоге пригласили всех, кто мог и хотел что-то делать. Что-то и получилось. Это вовсе не значит, что там не было хороших художников и хороших проектов, просто у зрителя практически не было шанса их рассмотреть.

Вопрос № 5. Если у команды Влада Троицкого есть талант создавать знаковые театральные события и театральная секция оказывается неизменно интересной, почему тогда не превратить Гогольфест в профильный театральный фестиваль?

Тема

Темой фестиваля в этом году стала строчка из пролетарского гимна “ни Бог, ни царь, ни герой”, подразумевая, что только солидарное движение к общей цели может обеспечить нам необходимую свободу и уровень жизни. Нужно сказать это невероятно популярная сегодня тема.

К примеру, последняя Одесская биеннале современного искусства также была посвящена самоорганизации и связанной с ней практикой ответственности. Это такой глобальный тренд, который просто невозможно игнорировать.

Но давайте подумаем, может ли самоорганизация начинаться с фестиваля (ровно как и с биеннале), если эти события как правило объединяют внутри себя уже существующие инициативы.

Вопрос №6. Почему рекламная риторика Гогольфеста который год остается на уровне “у нас ничего нет, давайте же сделаем хоть что-то”?

Каким образом манифест, с популистскими заявлениями религиозного толка, может хоть сколько-нибудь отражать современный культурный процесс? Почему никто не говорит о том, что сегодня культурный ландшафт любого украинского города (хотя в этом мы не оригинальны) формируют сотни различных инициатив?

Могу навскидку назвать десяток симпатичных мне проектов – примеров той самой самоорганизации, которых на самом деле гораздо больше.

1. Культурный проект, сотрудничающий с самыми разными институциями и площадками, но уже имеющий свою стабильную аудиторию.

2. Книжный Арсенал – пример грамотно организованного фестивального события, с общей темой и направленностью, предлагающего актуальный срез инициатив в области издательского дела и связанных с ним художественных практик.

3. Kyiv Sculpture project – еще одно периодическое событие, сфокусированное на определенной теме и развивающее в общественном сознании представления о современной скульптуре. Скоро второй фестиваль.

4. Агенство “Ухо” специализируется на концертах новой академической и импровизационной музыки. Любой концерт, организованный этими людьми для меня маленькое или большое, но всегда событие. Пример, когда организаторам можно доверять с закрытыми глазами.

5. Noname – киноклуб компании Film.ua, где можно посмотреть самые актуальные новинки кинорынка, а затем обсудить увиденное с присутствующими. Клуб ведет кинокритик Андерй Алферов.

6. Пространство PHOTOCULT, помогающее заинтересованным разобраться во всем, что связанно с современной фотографией.

7. Центр визуальной культуры с 2008 года выступающий платформой и коммуникативной площадкой для людей из самых разных областей культуры. ЦВК – организация, сумевшая за довольно короткий срок сгруппировать вокруг себя сообщество, способное действительно влиять на формирование современной культуры.

8. Фундация ЦСМ, постоянно работающая над формированием социального контекста и развитием сообщества при непосредственном участии художников.

9. Частная художественная резиденция художницы Алевтины Кахидзе и ее мужа Владимира “Расширенная история Музычей”.

10. В том, что касается энтузиастов и тех, кто активно развивает самые разные сообщества, не знаю более продуктивного ресурса, чем biggggidea.com с их знаковым проектом СПИЛЬНОКОШТ, при помощи которого любой человек может повлиять на судьбу проекта, который ему импонирует. Нет сомнения, что будущее именно за таким способом финансирования культурных проектов, потому доверие к организаторам является ключевым капиталом.

Возможно, все они не поражают воображение масштабностью и не претендуют на спасение мира, а ежедневно с завидным упорством работают над процессом формирования культурной среды. Их немногочисленная, но очень преданная аудитория, несомненно, является залогом выживания культуры в этой стране. Именно такие – небольшие и лишенные всякого пафоса инициативы сегодня выражают дух времени.

Время, когда автоматического поощрения заслуживала любая инициатива в области культуры, ушло. Теперь настало время бороться за качество мероприятий. Зрителям – за качество организации, а организаторам – за качество аудитории.

 

Такую вот статью написала Балашова.

Но мы не теряли надежду. Хотели найти европейскую модель культуры, о которой говорил Гельман.  Так как в первый день экспозиция программа визуал-арта не была окончательно сформирована, мы отправились на третий день «Гогольфеста». Шли снова через стол аккредитации.

Дубль № 2.

Так встретил нас «Гогольфест».

По этому поводу я позвонила юристу «Независимого медиа-профсоюза Украины».Попросила его прокомментировать поступки главы пресс-службы «Гогольфеста».

Он рекомендовал узнать фамилию девушки и обратиться в милицию. «Ее поведение, – сказал, – грубое нарушение закона, предусмотренное «Криминальным кодексом Украины» (ст.171) о препятствовании деятельности журналиста».

Но я не стала.

Я считаю, что имя у «Гогольфеста» не девичье. Его имя мужское – ВЛАДИСЛАВ ТРОИЦКИЙ.

А задавать вопросы ему уже не хочется, как не хочется министерства европейского типа, которое в лице Троицкого предложил Марат Гельман.

бачите помилку, пишіть сюди