МЕТАМОРФОЗЫ АКСИНИНА

26175457_354939661647375_1899659080_n

Текст, написанный по материалам выставки «Лабиринты Аксинина» в НХМУ (Киев).

1

Колеса без телеги. Колеса ушли в «свободное плавание». Они укатываются за горизонт или движутся на нас? Как ты это чувствуешь. Их движение предопределено движением планет, на них действует не земная, но космическая гравитация.

Есть колесо. Нет оси. Есть движение.

Пространство ничего не значит. Физики нет. Гравитация независима. Движение — волевой акт, акт творческого волюнтаризма. Именно здесь всё начинается — в мире без начала и конца, в мире волевого автономного движения. В мире, где не действуют законы, только нечеловеческая воля способна произвести движение. Запустить колесо жизни.

Приглашение на свадьбу — праздник жизни, торжество радости в синтетическом мире. Торжество графики.

Поезд движется на нас. Фильм братьев Люмьер. Первое кино — памятник торжеству индустриализации. Рельсы? Застежка-молния? Застежка-рельсы открывает новую технологичную реальность, предопределяющую появление глобального мира. Молния, рельсы, дороги, вены.

Швейная машинка строчит разметку дорог. Труд — жизненный путь. Жизнь в труде. Движение — жизнь. А может дождь? Вертикальные линии испещряют пространство мимо облаков и деревьев, насыщая почву. Труд — это жизнь, труд дает жизнь.

Человек запертый в карандаше. Заложник творчества. Но так можно дышать воздухом, так можно видеть восходы и закаты. А может быть и только так? Может воздуха не глотнуть не-заложнику, может солнца и не увидеть? Потерять свободу, чтобы по-настоящему увидеть рассвет. Спасение в труде от пресыщения свободой.

Только одухотворенный минет способен пробудить в мужчине творца. Пробуждение жизни и выражение творчества через чудесную многофункциональность человеческого рта. Как на многое мы способны! Чудесно!

Год 76-й. День рождения Аксинина. Витрувианский человек Леонардо. Метафизический человек Де Кирико. «АД» — Альбрехт Дюрер. Подпись мастера. Пока не Аксинина. «АА» — в будущем.  Преемственность претворена в рекурсию.
День рождения, как акт самоутверждения и самоопределения себя в мире. Поиск корня.

 

2

 

Время многоструктурно. Время — непрерывная общность единородных структур. Время таит опасность. В твоих силах остановить время или повернуть вспять, но сможешь ли ты прикоснуться к заводной головке на часах, когда на ней притаился паук? Уроборос переродился. Вечность пожирает не сама себя; вечность пожирает сущее. Апокалипсис или предвестие рождения нового.

Яблоко, пол-яблока, семя. Обретение сути к концу жизненного пути. Только удовольствия от этого практически нет: наслаждение исчерпано. Олицетворение мудрости.

Появление бритвы оккама, как оглашение определенной степени обоснованного самосознания. Отныне безответственность и безрассудство недопустимы. Спонтанное творчество, жажда юности готовятся претворится в создание комплексного космоса и строгость зрелости.

Конец 70-х, много букв, много текста, изобразительность уступает информативности. Форма не может вместить содержание, форма не способна воплотить смысл. Художник хочет говорить, но может говорить он только руками. Текст как компромисс. Слишком важное приглашение к диалогу, чтоб его игнорировать.

Тайная Вечеря или праздничное торжество? Причащение праздничным тортом. Свечи. А может не торт, а алтарь? Ритуал самоопределения, обретения свободы из сломанных клеток. Священнодействие торжества жизни. Свобода обретается на наших глазах.

Космогония. Сотворение мира. Упорядоченный хаос сложного миропорядка. Рукотворная констатация возможности существования жизни. Ковчег? Потоп? Арарат? Обретение новой жизни. Богиня-мать. Воплощение вселенной. Тиамат. Шумерское ощущение бытия.

 

3

Год 79-й. День рождения Аксинина. Птица-тройка. Птица — Троица? Колокольчики на дуге сбруи разносятся звоном  по космосу.

Космос — это символ. Иероглиф — это полнота. Порядок — это структура. Вселенная победившей структуры. Конструкция хаоса.

Стопа нетвердо стоит на земле. Сохранение одноногой связи с земным. А остального… остального уже нет: остальное растворилось в пространстве. Остальное принадлежит космическому. Лошади, как часть сущего — Наблюдатель — устремлены по всем сторонам света, а четвертая сторона там, где мы. Автор прозрачен. Автор встроен в структуру мира. Автор — условность.

Овал венчает вселенную конца 70-х.

День рождения, как акт самоуничтожения, перерождения заново как органической части  многоструктурного мироздания.

 

Перпетуум мобиле. Иллюзия конструктивного познания мира, миф о возможности подчинения законов природы. Вечный двигатель невозможен, если только он не иррационален. Искусство иррационально.

80-е годы окрашены черным. Пустота. Смерть.   Вечность. Космос. Время. Ночь. Цвет. В детерминированном мире воля автора определяет жизнь символа. Черный пришел. Черный стал средой обитания. В черном пространстве довольно легко дышится, а еще довольно светло. Значит в этом мире есть абсолютный свет, а значит должна быть жизнь.

Упорядоченному хаосу постоянных структур теперь противоречит сила звучания образа. Структура неизбежна , структура — основа порядка.  Констатация структуры не смогла воплотить силу высказывания. Структура природна, образ — трансцендентален. Структура — основа, образ — плод, развитие. Любовь земная, любовь божественная.

Попытка говорить не для вечности, а из вечности. Слово значительнее чем предложение, образ значительнее, чем структура. Красота простоты. Выразительность простоты. Негде потеряться.

У графики есть другая сторона. Графика — это еще и цвет. Цвет — это пропорция.

 

4

 

 

Акт самосожжения, как единица времени. Помост для казни открыт каждому. Палачей нет, всё добровольно. Цикличное аутодафе в камерном мире.

Джорджо де Кирико заблудился в мирах Эшера. Благовещение претворено в Святого Георгия повергающего змия. Беспокойство оправдано. Акт насилия благословенен. Неизбежность спасения, предрешенность благодати.

Сцилла и Харибда гендерно и сексуально идентифицированы. Осколки винных бутылок звоном сообщают пространству напряжение. Одиссею предстоит тяжелый путь. Хтонический Эрос навис над ним. Чудовищная сексуальность, всепожирающий разврат. Обычному человеку не совладать с этой силой. Оставь надежду. Мужчина в смертельной опасности. Можно погибнуть и не потеряв жизнь.

Определенность овала уступает место произвольной форме. Мир оказался многогранней. Мир оказался гораздо проще. И это сложно.

Торжество композиции над хаосом. Торжество Объекта над Множеством.

Город на старой карте рассыпается, засевая плодородные поля страниц книг. Прошлое переходит в память, опыт переходит в знание. Мудрость даст всходы. Жизнь начинается сначала.

 

5

Новый метафизический человек. Человек-реторта. Человек-колба. Человек-дистиллятор. Алхимия действительности. Трансмутация как цель. Опыт должен быть подтвержден практически. Задача — поиск философского камня, даже в искусстве. Тождественность способов познания. Трансформация — закон. Мир не математика: мир — химия. Структура логична, химия — магична. Магия важнее логики.

Взмах топора палача рождает источник.

Дао может быть выражено исключительно обезличенным символом? Может ли быть форма у Дао и можно ли найти ее в повседневности? Для кого-то дао может быть найдено через трансцендентальный духовный опыт и выражено через несемантический импульсивный образ. А для кого-то дао — в догорающей сигарете и струйке дыма.

 

Год 81-й. День рождения Аксинина. Множественность бритвенных лезвий заполняет пространство, форма которого также определена формой лезвия. Мы смотрим через бритву на угрожающий мир. Опасность усугублена. В центре, на значительном месте Зеркало Венеры.  Страх кастрации? Тяжелое время, тяжелые испытания.

День рождения, как признание в страхе, разрешение права на страх, предчувствие угрозы, побег от опасности, отрицание неизбежности смерти.

Этот же год — день рождения Аксинина. Череп с монограммой «АА» на лбу внутри этой же самой монограммы. Рекурсия при посредничестве смерти. День рождения, как акт окончательного самоутверждения и принятие неизбежности смерти. При окончательной самоидентификации смерть перестает пугать. Самоопределение — как свершившийся триумф жизни. Свобода легитимна, страха нет. Memento Mori. Non. Carpe diem.

Монограмма-песочные часы.

 

Воскресение как эпилог.

Граненый  стакан — обыденный предвестник бездны. Воскресение — вырваться из бездны, перейти в новое состояние. Не меняя формы, но меняя содержание.  Отречься от преданности материальному. Воскресение — проекция забвения с абсолютно новыми качественными свойствами. Телесность угнетает. Освобождение духа манит. Возможность свободы кажется очень реальной.

 

 

6

 

Страна чудес обесцвечена и опустошена. Лишена персонажей и жизни. Это не сказка, а тяжелый метафизический опыт.

Босх переродился от тектоничной и обыденной мифологии средневековья, от страха перед неполноценностью познания к новому произвольному мифотворчеству постмодернизма и пресыщению убежденности в полноценности познания.  Миф как акт познания окончен — провозглашение произвола мифотворчества. Миф умер, да  здравствует миф!

Босх современников — прост и жизненнен. Босх в современности — экзотичен и невообразимо сложен. Символ жив, смысл утерян, новое мифотворчество рождает смыслы для мертвых символов.

 

7

 

 

Цвет приходит внезапно и исподтишка. Он гость. Вновь появляется текст. Снова усиливается желание автора высказаться. Но текст — только фон для продуктивной деятельности.

Метафизический кубик Аксинина.

Вавилонская башня в контурах груши.

Гербарий структур.

Отчет о жизни.

Сто лет одиночества.

Постмодернистская эстетика в очертаниях алхимических трактатов.
Магический реализм в мире, позабывшем о магии. «Реализм» — ностальгия по магии.

Структура и упорядоченный хаос не вместили полноту — нельзя было выразить сказанное. Автономный образ не вместил полноту — не было возможности сказать. Пришло время перейти на новую ступень. Именно сейчас нужно сказать без высказывания, оставить письмо для прочтения, а не для сопричастия. Юность стремилась высказаться, жаждала знания; молодость пыталась конкретизировать опыт; зрелость хочет воплотить опыт в След. Что я могу? — Что я имею? — Что я оставлю? Послание не должно доносить мысли — оно должно рождать мысли. Знак не описывает образ, знак создает образ.

Структура и образ исчерпали себя.

Настало время для структуры образа.

Образ без подобия всесилен. Иероглиф без содержания — абсолютен.
Послание без шифра открыто каждому. Допустимость прочтения. Достижение понимания на всех уровнях.

Карта способна дать путь лишь знающему. Для незнающего карта — это шифр. Незнающему карта может дать такой путь, о котором знающий даже не подозревал. Если обнулить карту до чистого символа, создать карту без рационального шифра — можно уровнять и знающего и незнающего, осуществляется метод свободного познания.

Здесь и сейчас — матричная схема самого автора. Иррациональная конструкция творчества. Вопиющая честность и нагота сознания.  Вечность, как анатомия человека. Аутопсия внутреннего мира.

Сон разума порождает чудовищ. Сон души порождает Апокалипсис.

Иррациональный мир может жить без человека. Человек не нужен иррациональному миру. Микрокосм — тоже космос. Каждый космос полноценен, он не может быть «микро» или «макро». Торжество синтетического космоса, в котором нет места человеку.

Метафизическая онтология требует свой метаязык. Если творчество — это язык, ему нужен свой творческий метаязык.

Творчество обращается к своим истокам.

Автор создал свой космос. Теперь наступает пора осмысления созданного.
Структура познания жизни через творчество ясна. Практика не как способ познания: практика — претворение познанного. Познание всегда заканчивается творчеством.

8

Богдан Скрипка (Мелитополь-Киев)

бачите помилку, пишіть сюди