ФРАГМЕНТИ

До 16 грудня 2017 року в Dymchuk Gallery (Киев) можно посмотреть выставку Сергея Радкевича (Львов).

Кураторский текст: 

Говоря о том, над чем сейчас работает, Сергей Радкевич констатирует, что в названиях его работ и целых проектов последних лет часто присутствует слово «фрагменты», поэтому он тут же принимает решение – так будет называться этот проект. Итак, «Фрагменты».

Для начала следует вспомнить предыдущие работы Радкевича – чаще всего довольно монументальные, в основе которых религиозная иконография. В 2014 году он работал с мишенями – силуэтами людей, которые используются на стрельбищах. Например, роспись «Упокой» посвящена тем, кто пострадал от насилия со стороны правительства. Мотив мишени также использован в работе «Сергей Нигоян. Армянский мотив. Упокой». Нередко в работах художника встречаются упрощенные геометрические мотивы, как в недавней серии «Жертва», которая была представлена в Музее современного искусства Лиона.
Также в работах этого года Сергей Радкевич часто использует шрифт Брайля (мурал «Фрагмент надежды» на Позняках).

Таким образом, в работах художника абстрактное изображение соединяется с неким каркасом и фигуративными элементами, которые оживляют его. Часто сюжеты его работ заимствованы из сакрального искусства.

Именно такая комбинация свойственна и проекту «Фрагменты». Лента новостей Facebook, в которой порой постоянно и в странных сочетаниях сплетаются котики, экономическая аналитика и, так называемые, graphic images (изображения сцен насилия) является ярчайшим примером фрагментарности или клипового сознания, о природе которого задумывается художник во «Фрагментах». Для такого типа мышления, о котором стали говорить в девяностых, с появлением MTV и интернета, характерным является фрагментированность информации и невозможность построения логических связей между блоками, которые следуют один за другим. Высокая скорость смены одного сообщения другим не позволяет реципиенту сконцентрироваться и проанализировать материал, в результате, приводит к снижению способности сочувствовать и делает человека податливым манипуляциям. Но, не смотря на внушительный список недостатков, такое мышление, кажется, имеет и позитивную сторону. В частности, оно защищает пользователя от информационной перегрузки. Невозможность сконцентрироваться на одном сообщении слишком долго становится адаптивным механизмом, при помощи которого человек приспосабливается к вызовам двадцать первого века.

Большое значение этот механизм приобретает, когда речь идёт о негативной информации: вооруженные конфликты и войны, миграционный кризис, вспышки ксенофобии и президентские гонки. Даже человек с высоким уровнем эмпатии, рано или поздно, начинает индифферентно относиться к таким сообщениям, поскольку скорость, с которой одна новость сменяет другую, просто ошеломительна. А в перерыве между ними всегда реклама стирального порошка или чипсов.
Понимая всю сложность и контроверсивность феномена клипового сознания, Сергей Радкевич, с одной стороны, упрощает тему, в том числе вынося «фрагменты» в название проекта. С другой стороны, художник создаёт более глубокий и многослойный нарратив. Собственно, в качестве основы для живописи или графики художник использует лекала военной формы разных эпох. Кажется, простой и понятный мир линий и чисел несет минимальную смысловую нагрузку и потому становится фоном, на котором проявляются фрагменты тела.

Это покалеченные и замученные пытками тела украинских военных. Ладонь или глаз слишком яркого цвета вырываются из упорядоченности линий, вместе с которыми, формально, образуется совершенная композиция. «Мой личный манифест против насилия», – как говорит о проекте сам автор, Радкевич удачно мимикрирует под рафинированное формалистичное искусство.
Однако, остро-социальным этот проект делает резонирование с локальным контекстом, глубокое понимание травмы, с которой вот уже несколько лет живёт каждый украинец. В итоге смысл, к которому зрителю нужно «добраться» сквозь эстетическое совершенство изображения, бьёт с размаха и попадает в десятку.

бачите помилку, пишіть сюди