Меню

АСОРТИМЕНТНА КІМНАТА

Текст А.Б. (Киев) об ивано-франковской галерее, на работу которой стоит обратить внимание, и проектах Одессы, Львова и Киева.

Мало кто знает о пространстве Асортиментна кімната. Пока. Это локальная галерея в Ивано-Франковске на территории бывшего завода Промприлад. АК открылась в марте 2018-го, но уже обходит многие галереи больших городов по качеству кураторской работы. Куратор АК — Аня Потемкина, искусствовед (ЛНАМ) — создает выставки как высказывание и образ. В ее проектах работы художников складываются в осмысленные истории.

Первым в АК я увидел проект “Плод”, и после него мне захотелось вернуться в галерею.

Лейтмотив: процесс развития ботанического плода с аллюзией на плод человеческий. От завязи до отмирания плод проходит 4 этапа. Выставка состоит из четырех блоков работ: три от молодых художников и один — от куратора. Первый этап — графика, где плод еще не фигурирует на изображении. Второй: коллажи, на которых плод метафорично появляется в виде куска мяса и сопровождает женский образ от оплодотворения до рождения. Третий: фотографии, отображающие процесс созревания плода. И четвертый: инсталляция об отмирании.

Работы молодых авторов недостаточно отображали идею. В постановке была брешь, и куратор ее закрыл, выступив соавтором и создав инсталляцию. Все работы — фотографии, графика, коллажи — были на плоскости. Куратор добавил объемный элемент — объект, который разбавил экспозицию. Плод отмирает: сок из гроздьев винограда стекает по белой простыне и наполняет вином бокалы. Объект отсылает к древней украинской традиции, когда после первой брачной ночи постель молодых вывешивали перед хатой как доказательство невинности невесты.

Куратор сделал три выигрышных хода. Во-первых, грамотно выстроил концепцию. Во-вторых, подчеркнул и вывел в работах общий смысл, раскрыл и объединил художников. В-третьих, заметил недостаток реализации и устранил его, выступив соавтором. В итоге Плод сложился, зазвучал.

Я бы не обратил внимания на работы из Плода в отдельности. Коллажи, в которых элементы накладываются друг на друга, не создавая третий, новый элемент, не вызывают у меня интереса. А снимков (этап 3) подобных работам Кристины Войткив по форме — внешность и позы моделей, цвета, свет — достаточно в инстаграме. Это модная, почти типичная, art-fashion картинка для двадцатилетних любителей пленки. Сами по себе работы не цепляют, но вместе складываются в осмысленную, метафоричную историю с отсылкой к украинским народным обычаям. И в этом заслуга куратора.

Вторая выставка, которую я видел в АК — «Відкрита шафа». В ней художник Юрий Боринец выступает куратором и выстраивает экспозицию из живописи, рисунков и фотографий своих учеников. Но представляет в галерее не оригиналы, а снимки/сканы работ, напечатанные на бумаге — отсылка к практике украшать дверцы шкафа наклейками и образ чего-то домашнего, приватного. Всех участников проекта Відкнита шафа объединяет идея наивного искусства, неизвестности и работы “в стол”. Все ученики Боринца из маленьких городов и сел — Калуш, Надворная. Все начали интересоваться искусством поздно и делают его “для себя”.

По концепции Боринец открывает шкаф с наивом и вывешивает его в выставочном пространстве, подчеркивая искренность и откровенность “непрофессионального искусства” незаангажированного коммерцией. У главной стены на боку лежит старый полуразваленный шкаф с распахнутыми дверцами — символ стола, в который несмелый художник-любитель складывает произведения, и детского убежища от посторонних глаз.

Можно сказать, что в сюжетах двух проектов нет ничего нового. Ну да, развитие плода. Ну да, наивное искусство. Но дело не в новизне, а в продуманности образа и всех элементов экспозиции — носителя и формата работ, размещения в пространстве, в старании куратора и близости к художнику. Оба проекта созданы в 200-тысячном Франковске, в пространстве 6х6 метров из работ молодых и неизвестных. Оба имеют сюжет, которым проникаешься, которому веришь и помнишь. Что происходит в больших городах?

В Киеве, в «Акте», в громадном павильоне толкаются восемьдесят три (!) автора. Почти полтысячи работ на сотне квадратных метров. Реклама в фейсбуке, диджей, качели, дополненная реальность, хэштеги, сотни селфи, все самые модные и знаменитые. Есть тема, описана концепция. В реализации нет гармоничной истории. Художники перекрикивают друг друга, конкурируют в оригинальности, а у зрителя на выходе шумит в ушах и болит голова. Запоминаются 2-3 автора. В проекте Exposure, например, находчивыми по форме и сюжету мне показались авторы из Кореи и Тарас Бычко. Остальное рябило, спорило, повторялось

© Facebook/AkT

Во Львове, в «Палаце мистецтв», в трех залах, где задыхаешься от пространства и света, показывают то, что художники сделали за всю жизнь. Скопом, набором, в один ряд: и академичные натюрморты, и обнаженное а-ля матисс тело тушью на бумаге, и пробы в абстрактной живописи. Даже без мысли о подборе и сюжете. Зрители видят белый куб и работы вдоль стен, как в XIX веке.

© Facebook/Lviv Art Palace

В Одессе Антон Логов выставляет 400 абстрактных пятен с названием “Біля моря”. Некоторые работы говорят-спрашивают “йдеш?”, “чекаєш?”, “дорога”. Текст о том, что для автора со временем стал родным Киев, но ему всегда приятно возвращаться на родину у моря. Зрители выдумывают самый точный смысл: это пазл, нет это кубик рубика. Выставка о чем-то личном не вызывает внутреннего отклика,.не заставила поверить идее. Разве что некоторые фрагменты главной стены кажутся приятными визуально. На выходе из галереи возникает ощущение пустоты и что то вроде: “ну ок, у моря”.

В то же время в НХМУ Киева выставка Юрия Егорова  “На яскравому сонці” под кураторством Кати Филюк, так же описывает весь творческий путь художника и его личное отношение к жизни, но имеет сюжет, которым проникаешься. На ярком солнце — это любование Егорова морем, небом, женщинами, любовь к родному городу. Гедонизм и безразличие к социально-политическим бурям на фоне красоты мира. Проекту о Егорове веришь, его запоминаешь, а львовские вернисажи и надуманные “Біля моря” проходят мимо. И наверное дело тут в вовлеченности куратора и искренности автора.

© museum.net.ua

Любой подход имеет право на жизнь. Но во всех трех примерах в больших городах кураторы имеют все — пространство, эрудированного зрителя, медиа-поддержку, художников с именем. Все чтобы создать высказывание. Но часто куратор хоть как-то худо-бедно лепит текст и работы. Иногда пытается поразить не глубиной/новизной мысли, актуальностью темы, а размахом: площадью помещения, количеством участников, киловаттами звука и света. Иногда ограничивается текстом, в котором описывает жизненный путь автора и количество выставок.

По-моему, Асортиментна кімната — пример того каким должно быть интеллектуальное искусство и молодое кураторство в Украине: бедным, но изобретательным, не спешащим получить признание, но прославляющим неизвестных, старающимся быть не модным, но умным, запоминающимся. Иметь минимум ресурсов, но уметь превзойти модные пространства городов-миллионников. Столичная публика скорее всего спросит:

а почему галерея такая маленькая?

а вино на открытиях наливают?

а виар есть? я просто недавно из Берлина.

а с продажами в этой вашей комнате как?

а чего так мало подписчиков в фейсбуке?

Я не люблю комплиментарные тексты. Но молодых кураторов, которые строят целостные, запоминающиеся высказывания, а не выставки ради выставок, хочется защищать. АК заслуживает похвалы, потому что нарратив в экспозициях здесь создается почти из ничего вопреки галереям больших городов, которые имеют все.

А.Б.

 

бачите помилку, пишіть сюди
Поділитися сторінкою